ornament-full-title

Секс в семье

ornament-full-title

Секс в семьеНу, все мы люди взрослые (по крайней мере, большая часть из нас склонна так думать) и понимаем, что если есть какое-то количество народонаселения, то ведь откуда-то же оно берется. Давайте тогда попробуем более пристально вглядеться, что же происходит за закрытыми дверями, плотно запахнутыми шторами, низко опушенными жалюзи и прочими предметами, скрывающими взрослых (и не очень) дядь и теть от пристальных взоров других дядь, теть, бабушек, дедушек, детей и прочей «живности», так и норовящих прервать то таинство, благодаря которому население планеты скоро перевалит за 7 миллиардов человек.

Итак, что же сразу нам бросается в глаза? Оказывается, что есть два кардинально разных лагеря Homo Сексуалис: к первой относятся безмятежные, томные, предвкушающие, вкусившие и, в конце концов — истощенные от бесконечного сексуального праздника; ко второй — нервные, пугливые, слегка изможденные и немного отчаявшиеся.
Как вы, наверное, догадались, первые — это пары или семьи, у которых пока еще нет детей, вторые — те, у которых это счастье есть в количестве от одного человеко-праздника до самоубийственных количеств, лично для меня начинающихся от двух и далее. Люди, имеющие более трех детей лично для меня становятся национальными героями, при появлении которых хочется встать, отдать честь, смахнуть обильную слезу, броситься в ноги и умолять научить меня, как справляться с двумя малолетними бандитами, которые постоянно норовят или выколоть глаз случайно расслабившемуся отцу, или оторвать хвост кошке, или надгрызть все фрукты на местном продуктовом рынке, после чего приходится подгонять грузовик, оплачивать стоимость фруктов, грузовика, грузчиков и моральный ущерб, причиненный зрителям этого действа и фрукто-владельцам.
А где же «про секс», спросите вы? И будете правы. Вот оно:
Счастливые семьи рассматривать под микроскопом неинтересно, это как-то слишком рутинно и быстро утомляет. Классик утверждал, что «все счастливые семьи похожи, а все несчастные — несчастливы по-своему». Поэтому многочисленную толпу парующихся и спаровавшихся мы можем покинуть и погрузиться в сладостный мир прислушивающихся мам, нервно вздрагивающих пап и встающих ночью детей с криком: «Папа, я хочу писать!», или что-нибудь менее сакраментальное, например: «Можно, я полежу с вами?». Таким образом, жизнь многодетных (и не очень) родителей неизмеримо более полна, насыщенна, разнообразна, и в связи с этим интересна, чем плоская и незатейливая тусовка парочек, не имеющих столь весомого приложения к своей тусклой жизни.
О чем же этот большой секс в малогабаритной квартире в многодетной семье? О, о многом, поверьте. Сейчас я вам расскажу и даже немного покажу, как это.
Итак, вариант первый, летаргический: ночь, спальня, мягкий свет ночника, смятые простыни и два тела, намертво вцепившиеся… в подушки, мирно храпят, при этом иногда издавая постанывающие звуки, которые говорят нам о том, что вот, наконец-то, в кои-то веки (и это не метафора) сердобольные родители этих родителей наконец-то расчувствовались и в пылу своей бабушкинско-дедушкинской любви, забрали внуков к себе, в связи с чем родители этих чад получили возможность наконец-то всласть отоспаться за предыдущие N лет.
Вариант второй, партизанский: ночь, торшер, поскрипывание паркета, шелест простыней и нежного белья. Полуслышный шепот, отблеск в краешке глаза, нежные прикосновения и почти неслышные вздохи. Внезапно все прекращается, кажется, что даже комар замер в полной неподвижности в непосредственной близи от столь притягательной жилки. Быстрое мелькание тени, разочарованный вздох, стук от упавшей, видимо, детской игрушки у кроватки, тихое хныканье, которое сразу начинает перекрываться полушепотом-полупесней, убаюкивающей малыша. Спустя несколько минут (или часов — как повезет) тень скользит обратно к супружескому ложу. Легкий скрип пружин, опять — полушепот, полуприкосновения, и далее — см. выше, и так несколько раз за ночь. Утро застает пару на истерзанной постели… Увертюре так и не суждено было перейти к кульминации. Что ж, в незавершенных творениях тоже есть своя красота.
Вариант третий, праздничный: утро, дети мирно сопят, мама с папой выглядят нереально счастливыми и умиротворенными, такими, какими они были на заре своей любви, до того, как появились любимые киндер-сюрпризы, которые с тех пор всегда с ними.
А дальше? Дальше уже без нас…

Олег Бобровский
психолог, психотерапевт


Не знаю ни одной семьи, в которой ни разу не было бы секса. Но знаю семьи, в которых с сексом не очень хорошо. Знаю и те, где с этим прекрасно.

От чего зависит частота, полнота и качество получаемого удовольствия? Что означают сексуальные отношения в семье? Хочу поделиться своими женскими размышлениями.
Секс изначально предназначен для продолжения рода. А семья — ячейка общества, то есть социальное образование. Если у животных продолжение рода — действие инстинктивное, то у человека все давно не так, инстинкты смешались с наносными страхами и потребностями.
Если заглянуть в прошлое, то все было более-менее понятно: какая роль у мужчины в семье, чем занимается женщина. И тогда у секса очень четкие цели — удовольствие и «делание детей». В наше время очень сильно феминизируются мужчины и женщины немного смахивают на противоположный пол. Оттого и секс меняется.
Для чего же секс может быть в семье?
Ну точно для удовольствия супругов. Здесь и проявление нежности, ласки, и интимные моменты. Мужчина и женщина реализуют возбуждение и романтические чувства.
Для появления на свет нового человечка. Прямое назначение секса — зачатие и рождение здорового, красивого и умного малыша.
Для благодарности. С помощью секса супруги могут благодарить друг друга за… за что угодно. Даже за то, что день прошел хорошо!
Для определения статуса власти. Секс — одна из форм доминирования партнера. При этом в жизни человек может и не быть властным и контролирующим. А в сексе проявляются все тайные желания быть главным.
Для успокоения. Расстроился, бывает, один из супругов по поводу или без повода. А второй, дабы успокоить, утешить — начинает сексуальные ласки, а дальше и сам половой акт.
Для самоутверждения. Случается так, что один из партнеров не очень уверен в себе, считает себя недостойным, нелюбимым. В таких случаях секс как нельзя лучше (на какое-то время) успокаивает его в сомнениях. Он будто получает подтверждение: «Ты важен для меня, ты ценен, я тебя люблю!»
Для выражения агрессии. Секс — хороший способ выразить агрессию. В сексуальных играх уместна и доля насилия (с согласия обеих сторон), и выброс адреналина гарантирован.
Для наказания. «Ах, ты так? Не будет тебе сегодня, дорогой, любви!»
Для соблюдения общепринятых норм. Бывает и такое, что для супругов секс является долгом. Так его и называют «супружеский долг». Партнеры знают, что должны заниматься сексом, потому что они в браке, и все люди с печатью в паспорте это делают. Говорить об удовольствии в таком варианте не приходится, зато регулярно.
Для выражения близости и тепла. Наверное, это одна из самых зрелых и осознанных форм сексуальных отношений. В такие моменты теряется самоцель полового акта, на первое место выходят внимание к партнеру, к его ощущениям, способы более тонко донести свои чувства, творческие и искренние шаги.
Я уверена, что не бывает плохих или хороших поводов для секса в семье. Есть разные. Главное, чтобы супруги осознавали свои истинные мотивы. А остальное — уникальный путь каждой пары к чему-то удивительному и глубокому.

Екатерина Кравец
психолог

flagОцени статью!
rel-left Похожие новости rel-right